О себе: чему я научился от одного богатенького плейбоя, злоупотреблявшего спиртным.

На этом веб-сайте я бы хотел рассказать вам о том, как и почему Евангелие обрело для меня смысл. Все описанное ниже поможет вам понять тот контекст, в котором следует воспринимать публикуемые здесь статьи.

(Краткая автобиография. Я живу в Канаде. Женат, один сын. Учился на факультете лесного хозяйства в Университете Торонто, затем на факультете лесоводства в Университете Нью-Брансуик (на бакалавра, затем магистра), а также изучал философию и религию в Университете Акадия)

О том, как представитель элитной молодежи не мог найти себе места

Я вырос в обеспеченной семье среднего класса. Мои родители были квалифицированными специалистами в своих областях.  Родом мы из Швеции. Иммигрировали в Канаду, когда я был еще ребенком. Пока я рос, мы переезжали из страны в страну. Я жил в Алжире, Германии и Камеруне, а потом вернулся в Канаду, чтобы поступить в университет. Как и любой другой человек, я стремился (и до сих пор стремлюсь) к полноте жизни, к чувству удовлетворения, внутреннему миру, смыслу и цели. И, конечно, я всегда ценил связь с другими людьми.

Живя в разных культурах, наблюдая разные религии и порой очень секулярный уклад жизни, я познакомился с широким спектром взглядов на то, что есть истина, и как обрести полноту жизни. Прибавьте к этому еще и неуемную тягу к чтению. И вот что я заметил: большинство людей на Западе (в том числе и я) пользуются огромными богатствами, технологиями и возможностями для достижения поставленных целей, но парадокс нашего времени в том, что истинное благо становится для нас все более неуловимым.  Мы все больше жертвуем отношениями, чем раньше. Связи между людьми становятся непостоянными и непрочными.  К нашей жизни все больше применим термин «мышиная возня». Как часто нам говорят: «Еще немного и…». «Немного» это сколько? И, собственно, немного чего? Денег? Научных знаний? Технологий? Удовольствий?

То, что я ощущал в юности, лучше всего передать словами «смутное чувство неприкаянности».  Мой отец был экспатом и работал инженером-консультантом в Африке, а я, соответственно, общался исключительно с богатыми, привилегированными и образованными тинейджерами с Запада.  Жизнь в тех местах текла однообразно, возможностей развлечься было мало.   Мы с друзьям постоянно мечтали о том, чтобы вернуться в свою страну и «расслабиться» — смотреть телевизор, есть хорошую еду, пользоваться возможностями и наслаждаться легкостью жизни на Западе. Тогда, наконец, наступит настоящая жизнь.  Но даже когда я приезжал в Канаду или Европу на какое-то время, эйфория первых дней рассеивалась очень быстро, и чувство пустоты возвращалось.  Что еще хуже, то же самое чувство пустоты я обнаружил и у местных жителей. Сколько бы богатств они ни накопили (а они накопили много), всегда оставалось чувство, что этого мало. Мне казалось, что у меня будет все, что нужно, если только я заполучу красивую подружку. На какое-то время это действительно помогало, но через несколько месяцев я опять чувствовал пустоту.  Потом я думал, что стоит мне закончить школу, все изменится… я получу права и смогу свободно передвигаться. Наконец-то, мои поиски увенчаются успехом. Но теперь я стал значительно старше и постоянно слышу о том, как люди мечтают о пенсии как о пределе блаженства. Так ли это? Неужто мы всю жизнь только и делаем что гоняемся за призраками, думая, что наше счастье за следующим поворотом, и вдруг… конец? Какая бессмыслица!

Мудрость царя Соломона

В те годы, когда я постоянно ощущал ноющее чувство пустоты, как в себе, так и в других, меня глубоко тронула мудрость царя Соломона, которую я обнаружил в его рассуждениях. Соломон был царем в древнем Израиле. Он был знаменит своей мудростью и написал несколько книг Ветхого Завета. В книге Екклесиаста говорится о той самой пустоте, которая преследовала меня всю жизнь.  Вот что там написано:

Сказал я в сердце моем: «дай, испытаю я тебя весельем, и насладись добром»; но и это — суета! О смехе сказал я: «глупость!», а о веселье: «что оно делает?» Вздумал я в сердце моем услаждать вином тело мое и, между тем, как сердце мое руководилось мудростью, придержаться и глупости, доколе не увижу, что хорошо для сынов человеческих, что должны были бы они делать под небом в немногие дни жизни своей. Я предпринял большие дела: построил себе домы, посадил себе виноградники, устроил себе сады и рощи и насадил в них всякие плодовитые дерева; сделал себе водоемы для орошения из них рощей, произращающих деревья; приобрел себе слуг и служанок, и домочадцы были у меня; также крупного и мелкого скота было у меня больше, нежели у всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; собрал себе серебра и золота и драгоценностей от царей и областей; завел у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих – разные музыкальные орудия. И сделался я великим и богатым больше всех, бывших прежде меня в Иерусалиме; и мудрость моя пребыла со мною. Чего бы глаза мои ни пожелали, я не отказывал им, не возбранял сердцу моему никакого веселья, потому что сердце мое радовалось во всех трудах моих, и это было моею долею от всех трудов моих. (Еккл. 2:1-10)

Богатство, слава, знание, достижения, женщины, наслаждение, власть, карьера, вино… У Соломона было все — и даже больше. Ум Эйнштейна, богатство Билла Гейтса, море женщин, как у Мика Джаггера, и родословная как у принца Уильяма из Британской королевской семьи. Такого сочетания не было ни у кого. Уж кто-то, а он-то должен быть счастлив! Но вот его слова:

Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, – все суета!… и предал я сердце мое тому, чтобы исследовать и испытать мудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем. Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все – суета и томление духа! (Еккл. 1:1-14)

И оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все – суета и томление духа, и нет [от них] пользы под солнцем! …И возненавидел я жизнь, потому что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем; ибо все – суета и томление духа!… Ибо что будет иметь человек от всего труда своего и заботы сердца своего, что трудится он под солнцем?…Потому что все дни его – скорби, и его труды – беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя. И это – суета! (Еккл. 2:11-23)

Прямо скажем, не воодушевляет. В одной из своих книг «Песнь песней» Соломон описывает один из ярких романтических эпизодов своей жизни со множеством эротических картин. Многим людям это покажется верхом блаженства. Но что же на самом деле: эта любовная история не принесла ему удовлетворения. Об этом он говорит в книге Екклесиаста.

Интересно то, что куда бы я ни обратил свой взор, в моей культуре и в обществе моих друзей в качестве высшего удовлетворения всегда предлагается именно тот рецепт, которого искал Екклесиаст. Но ведь я точно знал из его книги, что удовлетворения он в этом не нашел. Интуитивно я чувствовал, что на этом пути счастья нет, и мне придется искать его где-то в ином месте.

В контексте всех этих исканий был еще один мучивший меня вопрос. Он мучил и Соломона.

Потому что участь сынов человеческих и участь животных – участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что все – суета!  Все идет в одно место: все произошло из праха и все возвратится в прах. Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю? (Еккл. 3:19-21)

Всему и всем – одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы. Это-то и худо во всем, что делается под солнцем, что одна участь всем, и сердце сынов человеческих исполнено зла, и безумие в сердце их, в жизни их; а после того они отходят к умершим. Кто находится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мертвому льву. Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению. (Еккл. 9:2-5)

Вуди Аллен против Соломона

Смерть абсолютно неизбежна; она царствует над нами безраздельно. Как выразился Соломон, смерть — удел каждого человека, и доброго, и злого, и религиозного и безбожного. Недавно Вуди Аллен выпустил фильм под названием «К вам придет высокая мрачная старуха». Это своеобразный взгляд на смерть в юмористическо-серьезном ключе. В интервью на Каннском фестивале Вуди Аллен изложил свои мысли о смерти с неподражаемым юмором, который уже давно стал его визитной карточкой.

«Мои отношения со смертью остаются неизменными — я категорически против нее. Но мне ничего не остается как только ждать ее прихода. В старении нет никаких преимуществ: ты не умнеешь, не мудреешь, не становишься более спокойным и более благодушным. Ничего такого не происходит. Просто у тебя чаще болит спина, чаще бывают проблемы с пищеварением, портится зрение, и ты начинаешь подумывать о слуховом аппарате.   В старении нет ничего приятного. И мой вам совет: если можете этого избежать, избегайте” [1]

Потом он сказал, как, по его мнению, человек должен жить перед лицом неминуемой смерти.

«У человека должны быть иллюзии, чтобы жить. Если смотреть на жизнь слишком честно и беспристрастно, она становится невыносимой, потому что это все-таки довольно мрачное занятие. Таков мой неизменный взгляд на жизнь: я вижу ее в очень безрадостном и пессимистичном ключе… Думаю, что она [жизнь] безрадостна, полна страданий, кошмарных обстоятельств и бессмыслицы, и единственный способ жить счастливо это рассказывать себе какие-нибудь сказки и обманывать себя».

Неужели других альтернатив нет? Неужели перед нами лишь путь Соломона — обреченность в связи с тщетой и бессмысленностью существования — либо путь Вуди Аллена — «рассказывать себе какие-нибудь сказки», «обманывать себя», поддерживая иллюзию смысла? Мне не нравится ни то, ни другое. С проблемой смерти тесно связан вопрос о вечности. Существует ли рай и (что гораздо страшнее) существует ли место вечного наказания, ад?

Все эти вопросы не давали мне покоя. В последнем классе школы нам дали задание составить антологию из ста литературных произведений (стихов, песен, коротких рассказов и т.п.). Моя антология сплошь состояла из произведений, связанных с вышеупомянутыми вопросами. Они стали моей «встречей» с людьми, занятыми аналогичными размышлениями. Я встретился с «Satisfaction» группы Rolling Stones, «Time» группы Pink Floyd, сонетом Шелли «Озимандия», а также с Сэмюэлом Кольриджем, Вуди Алленом, Шекспиром, Робертом Фростом и др.

Евангелие — готовность к встрече

В свою антологию я включил и некоторые известные речения Иисуса из Евангелий. Наряду с литературными произведениями у меня значились следующие высказывания Иисуса:

«Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком». (Ин. 10:10)

Я начал думать, что, возможно, да, именно возможно, на мои вопросы и на вопросы Соломона и других авторов все-таки есть ответы. Евангелие (которое в то время было для меня просто религиозным термином) буквально означает «хорошая новость». В чем же состоит эта хорошая новость? Или, может быть, это просто домыслы, фантазии? Чтобы ответить на этот вопрос, мне предстояло отправиться в два путешествия. Во-первых, мне нужно было самостоятельно ознакомиться с Евангелием. Во-вторых, я был знаком с разными религиозными культурами, встречался с людьми и читал авторов, у которых была масса возражений и идей против библейских Евангелий. И все они были умные, образованные люди. Мне нужно было твердое основание для веры в Евангелие и в прочие догматы. Мне нужно было их проверить. Мне предстояло критически проанализировать Евангелие, отбросив стереотипы, присущие фанатично-настроенному критику.

Когда человек начинает разбираться с этими вопросами, редко бывает чувство, что ты дошел до конца, однако я понял, что Евангелие все же дает ответы на мои вопросы. Главное — двигаться дальше, задавать себе вопросы о полноте жизни, смерти, вечности и о практических вещах, таких как любовь в семье, вина, страх и прощение. Само Евангелие утверждает о себе, что оно может стать твердым основанием нашей жизни. Необязательно, что вам понравятся ответы Евангелия. Необязательно, что вы будете согласны с ними или уверуете в них. Однако было бы глупо проигнорировать то, что они сообщают нам о фундаментальных вопросах человечества.

Со временем я понял, что некоторые ответы, данные в Евангелии, вызывают у меня чувство дискомфорта. В то время как современная культура призывает нас жить в комфортном бесчувствии (Comfortably Numb), Евангелие взывает к сердцу, разуму, душе и всей нашей крепости — предлагая Жизнь с большой буквы, пусть даже эта Жизнь непроста.  Если вы найдете время, чтобы внимательно ознакомиться с Евангелием, то, возможно, и вам откроется то же самое.